Впечатления о посещении Кубы (in russian / по-русский)

-Ты знаешь, сколько кубинцев погибло в этом море в поисках лучшей жизни?- спросил меня один из кубинцев в Гаване.

Куба. Панорама впечатлений: марксисты-ленинсты из Университета Гаваны, обсуждающие важность идеологии; кубинцы, гуляющие допозна и предлагающие каждую минуту что-то купить или молодые девушки спроста предлагающие себя на ночь, включая матерей, «толкающих» в общественных парках своих молодых дочерей; разительность взглядов на Кубу и её правительство людей разных поколений и разных позиций в обществе; площадь Революции и портрет Че Гевары и Фиделя Кастро на главных правительственных зданиях — Министерстве Коммуникаций и Министерстве Внутренних Дел; «чёрный» рынок, запрет кубинцам на общение с иностранцами, а также секретная полиция (ничего не напоминает?). Подробней читайте в моей статье!

Куба – это самая яркая страна, от которой осталось больше всего впечатлений и неотвеченных вопросов, чем от посещения всех остальных стран Латинской Америки (даже 6-дневный опыт вписки в Боготе у бывшего ассистента лидера Коммунистической Партии Колумбии никуда вподмётки не годится). Оставался до конца неясен вопрос о том где ночевать. По кубинскому закону couchsurfing запрещён: точней не запрещён, но каждого иностранца, приезжающего в гости к кубинцу, нужно декларировать и ему платить плату. На Кубе туристическая индустрия — это один из основных доходов экономики, поэтому всё так жёстко контролируется. Одна семья, которая училась в Советском Союзе и говорит по-русски, согласилась приютить меня бесплатно (остальные кубинцы отвечали мне с коммерческими предложениями пожить у них за 20 CUC (примерно 21 USD) в день). В итоге «русская» семья не смогла меня приютить из-за того, что у них болели родственники. Один парень, который тоже согласился меня вписать бесплатно, в последний момент написал мне, что уезжает из Гаваны к своим родственникам. В итоге мне пришлось бронировать отель, который стоил примерно столько же, сколько и предложения местных (20 EURO за ночь). Это была единственная возможность остаться не на улице по приезду в Гавану, хотя обычно я, конечно, во время путешествий в отелях категорический не живу.

Интересные наблюдения начались ещё с аэропорта в Канкуне (Мексика), через который я летел. Прямые рейсы из Флориды есть только на американскую территорию Гуантамо: там где расположена тюрьма для американских политических заключённых. Я разговорился с девушкой из Белиза (Центральная Америка), которая изучает медицину на Кубе и стала уже гражданкой. Меня поразило то, как она всё время противопоставляла себя мне — иностранцу. Она сказала, что «вы», иностранцы, будете платить за всё в CUC (валюта, которая была создана для того, чтобы вывести из обращения иностранную валюту: один CUC немного меньше доллара; её используют в основном туристы) в противоположность нам, использующим национальную валюту (например, многие места, как и общественный транспорт, принимает только национальную валюту). В мексиканском аэропорту я заметил также кубинцев ввозящих в страну многое из того, что не ввозят в другие страны: технику, плазменные телевизоры, шины для машин и т. п. т. д. В иммиграционной декларации, которую нужно оставлять по приезду, также есть один интересный вопрос: не ввозите ли вы в страну порнографию? Ничего не напоминает? Также там написано, что разрешено ввозить только книги по теме техники, искусства и культуры. По этой причине книги по теме политики, естественно, отпадают.

В самолёте также завожу разговор с интересным кубинцем-программистом, который мне говорит про скорость интернета на Кубе, который там очень сложно вообще где-то найти (wifi нигде нет; интернет, например, в отеле стоил 6 CUC (6.31 USD) за час).

По приезде на Кубу прохожу паспортный контроль за 1 минуту, поскольку Беларусь — союзник Кубы. Лукашенко за последнее время посещал 2 раза Кубу. Тем не менее, когда я стою в очереди, я почему-то кажусь подозрительным кубинской иммиграционной службе и они проверяют мой паспорт 2 раза до самого контроля. Но, тем не менее, паспортный контроль для белорусов очень быстрый. Чем-то напомнило пересечение границы в аэропорту в Москве. Вместе со мной прилетело много русских, которые были на Кубе уже не в первый раз (а также целый самолёт из Москвы).

Выхожу в аэропорт после контроля и сразу очень много агрессивных предложений по поводу того, чтобы поехать на такси. Парень до этого предупреждал меня про то, что с автобусом очень большая проблема. Его попросту нет из международного терминала. Но, с другой стороны, я потом выяснил у местных то, что всё-таки автобус есть, но он не заезжает напрямую в международный терминал, но только в местный. Тем не менее, меня раздражает то, что все фактический обманывают меня в аэропорту в том, что автобуса нет, и единственная возможность поехать в город — это такси за 25 CUC (26.31 USD). Опять-таки, это объясняется тем, что туризм — основной доход государства. Почти все компании такси — государственные. В итоге нахожу консервативных южнокорейцев, с которыми решаем поехать вместе в город: таксист соглашается нас взять за 6 CUC (6.31 USD) с человека. Во время поездки я пытаюсь задать много вопросов таксисту, но это очень сложно, поскольку он плохо говорит по-английски, а я не говорю по-испански.

По приезду в отель я звоню русскоговорящей семье (они попросили меня привезти им сухое молоко и некоторые продукты, которые в дефиците на Кубе) и они меня приглашают приехать к ним в гости в тот же вечер. Также звоню парню, который согласился меня приютить и узнаю, что он оказывается всё же в Гаване. Странно это всё. А почему он мне написал про обратное и мне пришлось платить и жить в отеле? Назначаю встречу с парнем на следующий день.

Еду на общественном автобусе в другой район Гаваны (Мирамар) где живёт русскоязычная семья. Нахожу их дом, но не знаю как им позвонить, поскольку нет звонка. В результате, кричу соседям, чтобы открыли мне дверь. Открывает дверь матерь женщины, которая согласилась меня приютить. Сама женщина долго не приходит, поскольку она была в душе. Разговариваю с матерью: она долгое время жила в Питере. Там же получала образование. Она категорический «за» Фиделя Кастро. Приходит женщина и много узнаю от них интересного. Женщина получала образование в России (Казане) уже в переломное время обвала Советского Союза. Она знает про всё то, что я ей говорю: продажу современной России Западу и т. п. т. д. Знает также про Беларусь, как и другие кубинцы, поскольку Лукашенко показывают по кубинскому телевиденью. Я ей рассказываю про мои интересы в марксисткой-ленинисткой философии и она говорит, что также ей увлекается. У неё есть друзья, которые работают в Университете Гаваны и других учебных заведениях, которые получили образование в России (Советском Союзе). Например, они изучали марксистско-ленинистскую философию и здесь же они её преподают, занимаясь также идеологической работой. Я разговариваю с ними по телефону и назначаю встречу в отеле. Разговариваем с женщиной долго насчёт политики: я оставляю им в подарок книгу трудов Владимира Ленина, белорусскую купюру, а также книжку идеологии белорусского государства. Она очень этому рада. Она рассказывает много про жизнь на Кубе. Говорит, что Советский Союз им очень сильно помогал: после обвала Советского Союза в 90ые было смутное время, когда было мало еды, не было электричества и т. п. т. д. Средняя заработная плата на Кубе — 15 CUC (15.78 USD). Стоимость мыла — 0.45 CUC (0.47 USD). Выводы делайте сами. Но, тем не менее, семья категорический против американского империализма и за существующую власть. Боготворят Фиделя Кастро. Считают, что всё то, что у них есть, благодаря Фиделю: например, кроме бесплатного образования и медицины, все люди не платят ренту, но обладают своей собственой недвижимостью. Прощаюсь и еду обратно в отель в коллективном такси, в котором у меня, как иностранца, берут в несколько раз больше обычной платы.

На следующий день стучится женщина, работница отеля, и говорит, что через час будет постирана моя одежда. Узнаю, что в отеле нет стиральной машины (как и у большинства кубинцев) и они всё стирают вручную. Стоимость рассчитывается из единицы одежды и размера. Например, всего за стирку нескольких трусов, носков, полотенца, одной рубашки, одних джинсов у меня взяли 14.50 CUC (15.26 USD). Как мне кажется, это очень большие деньги! Но это явно, что для туристов всё намного дороже. Например, завтрак бесплатный, но если хочешь поесть попозже что-нибудь, то предлагают одно блюдо за 10 CUC (10.52 USD). Если выйти на улицу, то можно купить всё намного дешевле: например, в странном кафе, где было много кубинцев, продают пиццу за 10-15 национальных песо (0.4-0.6 USD): дороже та, где есть мясо, которое тоже в дефиците на Кубе. Там же наливают прямо из холодильника напиток в стеклянный стакан (редко где используют одноразовую посуду) за 2 национальных песо (8 центов). В другом странном «кафе», который обычный дом, где готовят еду и просят посетителей посидеть во дворе, предлагают самое дорогое неплохое блюдо (например, отбивную) за 30 национальных песо (1.25 USD), что также очень дешёво (но не для местных, конечно).

У работниц отеля узнаю, что их зарплата здесь от 5 до 10 CUC (5.26-10.52 USD) в месяц. Это мне кажется очень странным, учитывая тот факт, что я плачу здесь за комнату 20 евро в день. Все отели принадлежат государсту и кубинцы воспринимают это так, что мы — туристы — вкладываем деньги в развитие кубинской экономики (бесплатного образования и здравоохранения). Но, тем не менее, многие кубинцы очень агрессивны в отношении денег туристов: таксисты взяли в несколько раз больше денег, чем взяли бы с обычных кубинцев, в двух отелях и на заправке меня пытались обмануть со сдачей.

Разговариваю с работником отеля о посещении дома Фиделя Кастро. Он то ли в шутку, то ли вправду говорит о том, что дом Фиделя находится на противоположной стороне улицы. Он говорит, чтобы я не подходил даже близко, поскольку в меня сразу же стреляют без каких-либо вопросов. Он говорит, что я могу пойти посетить правительство Кубы: центральный комитет. Для этого мне нужно пойти на революционную площадь, что я и делаю. На площади революции расположены правительственные здания: министерство коммуникации (на здании портрет Фиделя Кастро), министерство экономики, центральный комитет, министерство внутренних дел (на здании портрет Че Гевары). Везде вооружённая охрана на входе и не пускают обычных людей (как сказали марксисты-ленинисты, на самом деле, не пускают только иностранцев, хотя это также под вопросом, потому что молодые люди, которых я встретил, говорили про обратное). В результате, на площаде революции я посещаю только музей Хосе Марти.

По дороге на площадь возле Университета Гаваны меня останавливает молодой кубинец, изучающий архитектуру, и приглашает посетить бар «Аргентина», в котором обедал Фидель Кастро до революции и тусовался вместе с Че Геварой (сейчас там обедают многие преподаватели и студенты из университета). Понимаю о его корыстных намерениях по отношению ко мне и просто от него убегаю, поскольку моя цель была — площадь революции. По дороге интересная социальная реклама, которая также выполняет идеологическую роль. Портрет монстра, сжирающего мир, и прибыль всех транснациональных корпораций.

Возвращаюсь в отель, где у меня в семь часов вечера встреча с молодым кубинцем. Он не очень хорошо говорит по-английский. Приглашает на свадьбу (очень интересный аскетический праздник, где только одно блюдо — суп — наливают в пластмассовые стаканы; где играют в домино; в кубинских домах запрещено гостям открывать холодильник и что-то оттуда брать — я думаю, тоже знак экономического положения) в один из бедных районов Гаваны, где я и остаюсь на ночь. Встречаю интересную молодую женщину — его подругу — её двоюродный брат был в личной охране Че Гевары и Фиделя Кастро. Она говорит получше по-английски и рассказывает мне многое про Кубу: про систему образования, кубинскую секретную полицию. Например, кубинская система образования работает на конкурсной основе и разделении труда. В 15 лет если ты хороший ученик, то ты имеешь возможность идти в университет. Если нет, то ты идёшь в училище и получаешь техническое образование. Затем, если ты хорошо учишься в университете, то ты можешь учиться чему-то уже профессионально. При этом, как она сказала, кубинское КГБ интересуется самыми умными учениками, как и лидерами. Дочерь этой женщины говорит матери: не говори по-английски, потому что я тебя не понимаю, что выглядит как идеологический анекдот. Мать показывает своей дочке русские мультфильмы, которые есть в изобилии на «чёрном» рынке. В каждой группе, в каждом районе есть доноситель (это может быть твой сосед). Под прицелом все, кто мыслит, ведёт себя странно. Ничего не напоминает? При этом ты можешь быть исключён из университета только за неправильный ход мысли, за то, что ты слушаешь странную музыку.

Я ночую в доме этой женщины. Она рассказывает также, что её отец работал в информационном офисе США: так называется своеобразное бюро, открытое при помощи Швейцарии, представляющее интересы США на Кубе. При этом напротив антиимпериалистический памятник Хосе Марти — трибуна для разных официальных торжественных речей. Женщина рассказала историю того, как одна женщина хотела убежать с сыном в Майами (как и много других подобных историй). Мать погибла из-за того, что лодка была плохая, а сын сумел чудом выжить при помощи дельфинов и американцев, которые его спасли. Этот инцидент вызвал политический конфликт, поскольку отец ребёнка жил на Кубе, а по кубинскому закону для иммиграции ребёнка необходимо согласие обоих родителей. Фидель Кастро начал устраивать каждый день демонстрацию возле информационного центра США, где установлена антиимпериалистическая трибуна имени Хосе Марти, что остановило на 9 месяцев полностью жизнь на Кубе: университеты, предприятия и т.п т. д.

В 2 часа дня еду в полностью забитом государственном автобусе обратно в гостиницу, где у меня встреча с кубинскими профессорами. Долго разговариваем про современную политику Кубы. Узнаю про то, что марксизм-ленинизм на Кубе, которая официальная идеология, отличается от советского тем, что адаптируется к реалиям Кубы и Латинской Америки. 85% импорта на Кубе было от Советского Союза (например, даже поезда выглядят как советские), поэтому, как я говорил, после развала Советского Союза наступило смутное время, когда даже не было электричества и еды. В это время (как и сейчас) был важен культ личности Кастро и идеологическая работа. Сейчас задача заключается в том, чтобы найти ответы на многие вопросы: заработная плата, которой совсем не хватает на всё подорожавшее; что делать дальше и т. п. т. д.

Узнаю, что зарплата официантки в кафе отеля, где я получаю бесплатный завтрак — 10 CUC (10.52 USD). Она говорит, что лучше работать в отеле, поскольку клиенты дают чаевые. Дворецкий в отеле говорит мне, что его зарплата 13 CUC (13.68 USD). Узнаю от дворецкого, что нужно заплатить налог, когда уезжаешь из страны — 25 CUC (26.31 USD). Такая же практика введена на Коста-Рике (29 USD) — когда покидаешь страну на самолёте, а также в Мексике (23 USD). Так что налог на то, чтобы покинуть страну — это опять-таки не изобретение Лукашенко.

Марксисты сказали, что центральный комитет формируется непрофессионально: потенциально каждый человек любой профессии может потенциально стать его частью.

Многие люди не могут уехать из страны по экономическим причинам. Например, чтобы получить паспорт для выезда заграницу, нужно заплатить 150 CUC (157 USD).

В первый день пребывания на Кубе у меня работал белорусский роуминг, а затем, на следующий день, он был почему-то заблокирован (может быть, потому что я посылал смски в США, которые, кстати, не доходили до отправителя!).

Захожу в coppela — госучерждение, выдержанное в советском стиле, созданное как место отдыха для местных, где они могут покушать мороженое. На входе охранник проводит меня в специально отведённую зону для туристов, где цены в CUC. Туристы входят в это здание без очереди. В то же самое время местные стоят в очереди на жаре, чтобы туда попасть. Во всём этом странном здании много охраны и портреты разных политических фигур: Уго Чавеса, Фиделя Кастро, Кубинской пятёрки. Зарплата официната здесь — 10 CUC (10.52 USD).

По дороге в старый город наблюдаю здания Гаваны, которые полуразрушены, чем-то напоминают постсоветские пространства. Меня постоянно останавливают на улице с разными коммерческими предложениями. Одна девушка просит купить молоко для её ребёнка, которое стоит здесь около 6 долларов. В здании, где раньше размещался Клуб Буэно-Виста (смотри фильм Вендерса) теперь можно послушать музыкантов, оставшихся в живых: 30 CUC (31 USD) за столик, 50 CUC (52 USD) за столик с ужином. Они играют каждый день 365 дней в году. Очень странно как они выдерживают такую нагрузку.

Скуриваю кубинскую сигару и стреляю по банкам из ружья времён революции.

Один серьёзный вопрос всё же мучает меня: не есть ли это форма рабства и высшая форма эксплуатации, когда каждый пытается что-то тебе продать. Кастро владеет (возможно, как говорит кубинец живший более 20 лет в США и другие люди) более 50 домами. Раздражают торговцы, которые пытаются что-то тебе постоянно продать (например, даже книжные торговцы). Женщина продаёт свою дочь в парке в качестве проститутки. Заговорил с рабочим на улице. Он всё время приглушал голос, поскольку наш разговор имел политический характер. Он сказал, что любой может быть уволен с работы за политическое несогласие.

Я начал разговор с местными, которые мне сказали, что у них могут быть большие проблемы из-за того, что они со мной разговаривают. Так и произошло: полицейский остановился и долго проверял их документы.

На улице просто так остановила девушка и предложила мне отдаться за 40 СUC (42 USD) на неограниченное время.

Август 2014 года

Leave a Reply

Your email address will not be published.