Гавана. Второе пришествие Юры на остров Кастро (in russian / по-русский)

Во второй раз Гавана обнажила мне остро свои клыки: всё из-за моей похотливой страсти к безудержному сексуальному вожделению к кубинским мальчикам и девочкам, т. е. всему виною мой образ жизни вовлекающий сонм беспорядочных половых связей. Я потерял где-то в расписанном фресками изображающими освобождение от испанских колонизаторов парке имени Гватемалы за первые пару дней пребывания на острове Фиделя Кастро практический все деньги, которые у меня были, побывав в жалких лачугах, где отцы семейств стыдятся того, что они вынуждены терпеть сжавшись на балконе секс иностранцев колонизаторов с их молодыми дочерьми … до богемно-безумных-нечленароздельных местных художников и одновременно обладателей дочерей местных потаскушек, которые за бутылку рома начинают к тебе приставать прямо в парке. Плюс некоторый гомосексуальный секс туризм с молодыми мальчиками гаваны, но он скорей был бесплатным и не предполагал никакой абсолютно денежной траты. Безумный дом расписанный прекрасными настенными живописными картинками человека-художника исписывающего церкви, который дарит тебе взамен утерянных на похотливую страсть денег своё искусство, а также предметы интерьера. Может быть всему виною тёплый климат то, что местные так легко склонны обнажаться, но точно не в публичных местах, а приватных, вроде галерей местного искусства? Или может быть всему виною коммерческая культура пробуждающая у местных латиноамериканцев гиперсексуальность?

Я растроен и подавлен как ураган, настигнувший Гавану, когда мой самолёт садился в расписанный коммунистический-красным международный терминал аэропорта имени революционного поэта Хосе Марти — всё было так безмятежно и красивая природа, когда я только приехал. Я совсем изменил мнение о Кубе и больше не хочу сюда совсем возращаться после того как меня содержали в тюрьме депортационной службы за то, что у меня не было совсем денег, что является преступлением для иностранца на острове несвободы, но истинного закабаления и рабовладельчества. Ведь каждый интурист — это источник дохода для острова и источник эксплуатации, поэтому как ты можешь содержаться на острове без денег если ты приехал тратить деньги на содержание «социализма», но на самом деле каждый лишь хочет твоего злата. Извини, но ты полностью разочаровала меня Куба после того как у меня спиздели рюкзак со всеми документами, одеждой для перформансов, включая костюм трансвестита = никаких больше перформансов в костюме трансвестита. Своровали прямо на пляже, когда я купался, и думал, что моя одежда и костюм трансвестита никому не понадобятся. Ты показала мне свои клыки в виде бессердечной иммиграционной службы, которая сжалившись дала мне тюремную робу, собственность кубинского государства, чтобы укрыть моё голое тело результат воровства всей моей одежды. И которую я должен вернуть им, чтобы они меня выпустили с острова несвободы, но сверхкапиталистического приставания кого только можно.

Я всё ещё не совсем понимаю про полнейший разрыв между развлекательным капитализмом для интуристов в пятизвёздночных отелях и жалкими лачугами, где местные в совсем сквоттерских условиях ютятся между собой на вшивых матрасах. Может быть, есть что-то общее между кубинскими «сквоттерами», отдающими за пару долларов переспать своих девушек и уже мне известными девушками с американских сквотов, да и в общем анархисток, поступающими точно также. Может быть, это и есть то как выглядит революционный капитализм, когда совсем свободно тебе предлагаются девушки на улице. Но нет. Одна «хорошая» девушка ответила, что стоит различать потаскушек — как мальчиков и девочек. И вполне нормальных обычных девочек и мальчиков. Не потаскушки никогда с тобой просто так сразу не начнут разговор. Нормальные девушки хотят отношений и очень скромные.

Я лежу на море и думаю о том, что произошло. Местный художник пригласил ко мне побухать и мы стали хорошими друзьями. Познакомила меня с ним его дочь, которая своровала все мои деньги именно почему я оказался на улице и в результате в тюрьме. По какому-то странному стечению обстоятельств одна хозяйка, сдающая легально, но втридорога, свои комнаты — каза партикуляр* — нашла на пляже мой паспорт. Тем самым я был выпущен как птичка из железной клетки на свободу. Не люблю тюрьмы и тем более, когда тебе говорят, что это совсем не тюрьма, поскольку даже рабочие бесполезные чиновники работают в клетках, но мы здесь хотим тебе помочь, а сами запирают в огромный ангар, одиночную камеру, с решётками везде, и испаноговорящими роботами работниками иммиграционной службы. По-моему какой-то полнейший бред собачий. Тем не менее, мне угрожали опять посадить в клетку если я не найду местную прописку, новую майку и какие-то деньги. Может быть, я и найду всё это, но всего одна мысль меня гложет — как бы поскорей покинуть остров закабаления фиделем кастро. Говорят, что если они кормят тебя в иммиграционной тюрьме, то по депортации выставляют счёт и если не платишь, то не выпускают из страны. Очень странный остров. По мне он похож очень на тюрьму. Как американский гуантамо, но лишь с другой стороны баррикад. Я даже не знаю, но лишь одна мысль меня гложет — поскорей бы отсюда уехать. Как плюс потусил в белорусском посольстве и почитал богдановича и янку купалу, погрустил немного о беларуси, но всё равно не хочу возвращаться в то государство и тем более консул тот ещё тип. Мне говорила одна местная художница Таня совершившая перфоманс против государства на революционной площади, что здесь могут прямо как в беларуси конфисковать паспорт и останешься ты на веки вечные в этой тропической жаре купаться на местном пляже. Я сейчас сижу в её доме трансформированном в галерею и слушаю сточасовой перфоманс где мы все коллективно читаем происхождение тоталитаризма ханны арендт. Текст отражающий очень хорошо то, что происходит на кубе. Всё здесь прикольно и богемно, но всё чтиво и разговоры на испанском, что создаёт серьёзные препоны для общения. Я хочу какой-то близости и иду на набережную, малекон, где говорят местные всегда ночевали во время кризиса, где неудачно предлагаю путанам заняться со мной любовью за копейку в ближайшем парке, но они категорический против секса в публичных пространствах. Говорят незаконно и спокойно арестуют. Я говорю, что бездомный и у меня даже нет крыши над головой для секса. Что я могу поделать? Бездомный поэт и философ и немного перформер хочет потрахаться на кубе хоть с кем-то? Как решить мою проблему? Не знаю. Но общение с сверхсексуальными богемными девочками и мальчиками совсем не заменяет реальной теплоты близости тел. Всё здесь как-то странно. В галерее сексом наказали совсем не займёмся. Они и так находятся под пристальным политическим вниманием власти и здесь всё серьёзно. Никакого публичного секса не может быть и в мыслях. Всё это оказалось неверным и опровергнутым позже. Вся эта мысль была навеяна неправильной кубинской особой струсившей из-за моей куклы вудо и наговорившей мне пуританской морали. Но вернёмся ко вчерашнему дню..

По какому-то странному стечению обстоятельств я сижу сейчас на балконе в центре гаваны в каза партикуляр — съёмной комнате. Здесь сдаёт комнату профессорша местного университета у которой сын алкоголик растянул свой голый живёт перед кубинским гостелеканалом. Советская тётя, которая помогла мне с этой ночёвкой, всё распрашивала про военный парад девятого мая. Будто бы я в теме милитаризма и просмотра телевизора. Мне хочется поскорей отсюда убежать, поскольку лучше отдать деньги людям живущим в бедных лачугах, чем отпрыскам местной академической буржуазии на выпивку, чтобы надраться. У меня совсем нет денег и я здесь живу под честное слово достать завтра деньги. Но стоит отдать должное открывается красивый вид на центральный проспект инфанта и парк с балкона квартиры. Мой бездомный статус также связан с обманом некоторых местных пообещавших приютить меня у себя бесплатно, чувак, который хотел стать католическим священником, но потом куда-то совсем пропал. В тюрьме мне сказали, что моё преступление на кубе — это то, что я нахожусь здесь без денег. Я не имею права быть иностранцем по закону и находиться на острове совсем без денег. И это называется антикапилизмом? По мне американские дети намного более антикапиталистические, чем кубинское фашистко-феодально-рабовладельческое государство. Да, именно эта поездка полностью изменила моё представление об этой ёбаной кастро-системе. Единственная радость — это то, что меня пригласила местная активистка перформер, посаженная в тюрьму кубинской властью за перформанс-протест на новый год на плайа революцион среди зданий правительства, в свою галерею на сточасовой перфоманс, который я вскользь уже упомянал выше.

Во время одного сексуального опыта со смуглой кубинкой мы начинаем играть в странную игру в прятки с её отцом. Она не хочет, чтобы отец знал о том, что я нахожусь в её комнате и только-только занимался с ней любовью. Кубинские девушки очень сексуальные и прямо сразу приглашают к себе домой. Она сказала, что хочет переодеться для дискотеки, когда мы шли по ночной улице в мирамар, что было доложено потом в лучших традициях большевиков моей советской хозяйке включая то, что я спал в парке. Я ответил, что хочу заняться с тобой прямо здесь прямо сейчас у тебя дома сексом, что мы и сделали, получив оргазм она решила прекратить сексуальный акт. После сказала, что я плохо одет — знак патриархальной нормы — одет я был по-гейски и как перформер. Сказала, чтобы завтра в полудень явился к ней на свидание в парк одетый нормально. На свидание я опоздал и больше её эту смуглую девчонку, которой подарил я оргазм, в своей жизни не видел. На улице вижу много знаков симпатии от мальчиков-геев. Один мальчик предлагает заняться любовью и когда я говорю про отсутствие денег, то он обижается и говорит пара амор, что значит по любви, а не за деньги. Всё это всё равно очень странно. Я очень надеюсь покинуть этот остров и полететь обратно в Нью-Йорк. Всё это здесь очень-очень стрёмно однако. Остаётся около 36 часов пребывания на острове несвободы и я окажусь в канкуне мексике, где уже будет работать телефон и интернет и я смогу наслаждаться пребыванием в сети глобализации, а не в этом ёбаном изолированном кубинском государстве, где я плачу пять долларов за пятнадцать минут вайфая.

Я проснулся сегодня днём в квартире профессоршы и алкоголика-сына и сразу бегом в банк оставив дверь открытой нараспашку и ключи в случае если случится с деньгами проблема. Но всё оказалось впорядке и я схватил деньги в банкомате и сразу отправился в такси в иммиграционный департамент, чтобы удовлетворить тупую кубинскую бюрократию отдав им арестанскую робу и показав то, что у меня уже есть деньги. Затем на такси обратно в съёмную квартиру удовлетворив капиталистическое желание хозяйки поить алкоголем своего сына, но стоит отметить, как я говорил, что вид из квартиры у них красивый и более того я смотрел безумный фильм шванкмайера про извращенцев безумных молодых и старых и сумасшедший дом где безумные совершили революцию в духе французов, чтобы затем опять быть закованными садомазохистом доктором любителем карательной терапии в то время как все больные на самом деле купались в удовольствии. Всему виной наивный страдающий галюцинациями молодой человек у которого умерла мать и теперь он расчёсывает свои волосы её расчёской. Безумный фильм с трагическим финалом, где все на самом деле в конце печально кончают. Сексуальные извращенцы либеральных взглядов кончают запечатанными телесно изуродованными в темнице, а молодой человек кончает закованным в усмирительную рубашку … того чего он так боялся в своих галлюцинациях и что совершилось в реальности. Тот же доктор, кого он освободил, принудительно поставил его лечить. В результате он освободил того же, кто его погубил.

Я решил написать эту поэму в прозе про второе пришествие в гавану, поскольку я написал много более мелких стихотворений в прозе и записал их в блокноте в тот же момент как пришли все эти образы, но кто-то своровал мой рюкзак и возможно все мои мысли растворятся в каком-то море, где столько кубинцев погибло в поисках лучшей доли, и никто про них совсем не узнает. Именно поэтому я выбрал теперь форму поэтической прозы, чтобы как-то сконденсировать всёвозможное уже записанное в одном тексте.

Итак, я наконец свободен отправиться назад с острова несвободы. Я как бы уже даже немного скучаю по нью-йорку и по тем отношениям в которые я там впутался. По крайней мере теперь меня ожидает похоже совсем новая жизнь поскольку я наконец вселил в своё жилищное пространство людей схожих взглядов и полностью разорвал с академической буржуазией. Теперь всё должно быть в порядке за исключением одного чувака из южной африки который надеюсь не написал на меня жалобу в полицию за то, что я якобы ворую его еду. Я очень на это надеюсь. Всё же что-то явно случилось, потому что по пересечении границе во флориде меня проверяли-перепроверяли. Прямо как опасного преступника-террориста. Хорошо, хоть впустили обратно. Тем не менее, именно сейчас я в галерее, а до этого изучал гавану и предложил одной девушки чёрной заняться со мной любовью в парке. Она отказалась и сказала, чтобы мы бы пошли в какое-то изолированное помещение. Я сказал, что сплю на улице и мне некуда идти. Она ушла от меня и я расстроенно понял, что не смогу ни с кем здесь больше заняться любовью — нужно какое-то изолированное помещение. А жить в изоляции я категорический не хочу. Хватит одной тюрьмы, где всё было очень уныло, и никаких чувств. В тюрьме ни о какой любви не идёт речь. Там все в заключении и одиночестве. Я не знаю, что делать с моей неутолимой похотью и страстным желанием. Я думаю, что ничего известного и значимого может быть я и не значу, кроме моего неутолимого желания к телесной близости. Но по крайней мере я испытал много в своей жизни. Как выразилась девушка из беларуси целой жизни нужно чтобы испытать то что я испытал в свои двадцать семь лет. Да в этом возрасте известная тройка джоплин джим и джими совершили самоубийство. Может быть и мне пора? Ведь бретон написал, что самоубийство — итог любого нонконформиста. Но они достигли пика славы а затем выпорхнули из окна как птички свободы. Лучше уж выпорхнуть из окна чем быть запертым в клетку. Что-то мне говорит о том, что каждый кто как-то думает не так как все всё равно окажется запертым в клетку. Не знаю почему. Но так мне кажется. По крайней мере в сша кубе беларуси именно так, да и наверное в целом мире. Целые горы интеллектуальных и очень умных людей были заперты в клетку будто бы одно инакомыслие является преступлением. В ньюйорке художников сажают в тюрьму и людей разных творческих. Они томятся в тюрьмах за мелкие кражи — единственный способ выжить для человека живущего вне системы. На кубе и подавно сажают всех кто отличается от других прямо в каком-то смысле как в беларуси. Может быть мы находимся под влиянием в каком-то смысле либеральной идеологии: все те, кто думает иначе? Может быть, мы в действительности такие же как все, но что-то создаёт нам иллюзию, вроде либеральной или неолиберальной идеологии о том, что мы другие, но на самом деле мы очень все одинаковые и такие же как все.

Тем не менее я боюсь раскрыть объятия безумию и притворяюсь белым иностранцем-туристом. С деньгами всех здесь полюбят. Без денег здесь ты преступник и тебя садят в тюрьму. Какая-то странная логика при «социализме», но может быть это и так по мнению власть придержащих. Люди какие-то дураки не читающие книжек и не разбирающиеся в идеологиях а переваривающие то, что им скажут по телевизору. Именно поэтому в галерейном пространстве с потрескавшимися стенами в гаване всё как-то интересней. Но с другой стороны у меня возникает такая мысль что потуги кубинцев на своей родине вроде интеллектуального продвижения и образования это на самом деле потуги тех же белорусов вроде меня которые хотят что-то сделать хорошее для родины но уродина тебя травмирует конфискует бьёт дубинками и т. п. т. д. Но факт остаётся фактом. У нас у всех есть амбиции привнести какие-то идеи свободы в наше несвободное пространство. Но в действительности между нашими амбициями есть огромная и непреклонная связь.

В артистическом смысле последние дни на кубе были самыми продуктивными, а точней самый последний день. Перформанс в галерее Тани оказался не столь интересным по большей части из-за лингвистического барьера. Но в последний день я встретил интересного бразильского художника, который разделяет мои интересы в теме проституции. Он сделал публичную внеинституциональную интервенцию в публичное пространство гаваны прямо возле галереи переодевшись в трансвестита-проститутку стоя на углу и предлагая услуги. Столь реалистично, что многие кубинцы даже обманулись и приняли её за настоящую приглашая домой для горячей телесной близости. Затем мы совсем по античному образу поскольку я всё ещё достаточно толстоватый философ прямо сошедший с древнегреческой сцены. Я начал читать нагишом один текст ханны арендт, а она начала делать стриптиз. Затем я сел на неё и мы имитировали трах совсем по-гомосексуальному и по-платоновский.. по крайней мере я наконец получил аутентичную физическую близость. Я сел голой задницей на её член и шевелил ей в то время как я закончил читать не очень внятно по-английский, а он по-испанский. Вдохновила меня на этот жест одна коричневая сверхсексуальная девушка, которая делала тоже самое — читала голой текст в публичном пространстве галереи. Делала она это первый раз до меня, когда я спал, и я увидел это на видеоплёнке. А затем она сделала это второй раз уже увидев нас голыми, но я её наверное испугал может быть своим лишним весом может быть маленьким членом поскольку я ей предложил сделать вместе обнажённую картину, но она отказалась даже не поцелав меня в щёку, что сделала с другими людьми даже с бразильским перформером, которого встретила впервые. В результате получилось такое интересное вторжение голых тел в публичное пространство. И плюс я познакомился с новым интересным бразильским перформанс художником, который занимается чем-то схожим со мной — изучением темы проституции да и сексом и любовью на продажу. Он оказался достаточно интересным и милым, очень сексуальным мальчиком мечтавшим о кубе ещё с детства поэтому он останется здесь на два месяца. Я также познакомился поближе с другими обитателями галерейного перформанса и среди них оказались интересные люди из германии кубы и других стран латинской америки. В общем и целом общение было не очень продуктивным, поскольку всё в основном происходило на испанском языке и я был лингвистический изолирован поскольку это тоже политический жест не говорить на английском а говорить на испанском в латинской америки. Всё это показалось странным. Тем не менее я успешно покинул гавану и теперь наслаждаюсь другим приключением в канкуне в прекрасном доме другого мексиканского скульптора архитектора художника. Всё здесь очень интересно украшено и расписано. И он очень скромный и хиппарский и даже не думает о признании. Но с другой стороны здесь всё несколько по-буржуазному поскольку он живёт один и дом ему принадлежит и всё здесь украшено достаточно красиво. Завтра отправляюсь назад в нью-йорк и нахожусь совсем в предвкушении попасть назад в этот город секса и то единственное пространство где я и могу делать представления. Возвращаюсь я как бы домой. Очень уникальное во многих смыслах пространство. Главное раскрепоститься и пойти в метро и там начать делать представления бескомпромиссно. Я побывал в кубинской тюрьме, встретился с большим количеством людей представителей артистической среды кубы — например, был в одной альтернативной галереи, где мне подарили куклу фрейда и познакомился со многими художниками, кубинскими и датскими, приехавшими на биеннале – и это хорошо. Но всё же климат очень жаркий и я не могу там просто так долго пребывать. А может быть всё дело что я был бездомным и у меня спиздели одежду и поэтому я чувствовал себя некомфортно. Всё это очень странно. Я возвращаюсь в нью-йорк и очень надеюсь что меня не арестуют на границе поскольку мой безумный сосед сказал что написал заявление в полицию о том, что я ворую у него еду, что является лишь полуправдой, но он твёрдо уверен, что я очень опасный элемент для американского общества.

Напоследок добавлю как моральный итог поэмы, что очень часто я чувствую себя как клоун из японского цирка. Он замечает танцоршу ворующую деньги из курток таких же бедных как она участников цирка. И она говорит про детство сироты и про больную тётю, которая её взрастила. Клоун тронут и отдаёт ей последние деньги с жалкой получки и узнаёт, что она на самом деле подло врёт, тратя деньги не на больную приёмную маму, а на конфеты. Он плачет но не берёт деньги обратно. Эта история когда я остался без денег из-за разных корыстолюбивых людей кубы, особенно на сексуальной почве, напоминает мне эту историю из старого чёрно-белого японского фильма про клоуна одного цирка.

На кубе все социальные связи между людьми примерно как в беларуси — очень тоталитарные и замкнутые. Разительная разница между пребыванием в сша и потом поездкой на кубу. Примерно такой же опыт как и возвращение в беларусь. Всё это очень странно, но неудивительно и было описано многими либеральными мыслителями включая упомянутую арендт. Наверное, всё дело в неспособности тоталитаризма рожать что-то новое, что порождает неспособность людей входить в новые связи очень просто. Я думаю всё в этом дело. Но всё равно поездка оказалась очень насыщенной и я очень устал и хочу обратно домой в нью-йорский подвал. Для новых перформансов, отношений, приключений. Осталось совсем совсем немного и я вернусь успешно (надеюсь = граница покажет) обратно. У меня осталась от поездки совсем маленькая сумка и море новых впечатлений — особенно страх остаться насовсем закончить свои дни в кубинской тюрьме.

* каза партикуляр — название съёмного жилья на Кубе. По закону кубинцы не имеют права бесплатно селить иностранцев: они должны получать обязательно лицензию на предпринимательскую деятельность по сдачи в аренду жилья.

Leave a Reply

Your email address will not be published.